Хармс Даниил

Поэт и писатель Даниил Иванович Хармс (Ювачев) родился в семье бывшего морского офицера, народовольца и политкаторжанина Ивана Павловича Ювачева и заведующей «Убежищем принцессы Ольденбургской» (заведением для женщин, освободившихся из тюремного заключения) Надежды Ивановны Колюбакиной.

С 1915 года он учился в реальном училище, входившем в состав Главного немецкого училища Святого Петра (Петришуле), затем во 2-й Детскосельской единой трудовой школе, в 1924 году поступил в Ленинградский электротехникум, но через полтора года был отчислен за слабую посещаемость.
Хармс не получил высшего образования, но очень много читал, слушал лекции крупнейших филологов своего времени, хорошо знал немецкий и английский языки, изучал иврит, увлекался египетской культурой, оккультизмом и магией.
 
Эти увлечения сыграли немаловажную роль в создании многочисленных (около сорока) псевдонимов писателя, значения которых чаще всего затемнены и неоднозначны: Хармс, Хормс, Хоермс, Чармс, Шардам, Протопласт, Даниил Дандан, Гармониус, Дуконъ-Хармс и др. Псевдоним «Хармс» в 1930-е годы он приписал к своей фамилии в паспорте, так что получилось «Ювачев-Хармс». Значение этого псевдонима, вероятно, складывалось из французского «charm» (обаяние), английских «charm» (чары) и «harm» (вред), санскритского «дхарма» (непереводимый термин индуизма, соединяющий в себе категории учения, добродетели, морали, долга, справедливости, закона, нормы, истины, означающий порядок мироздания), кроме того, учительницей немецкого языка в Петришуле была Елизавета Хармсен. Вспоминается также Шерлок Холмс – один из любимых героев Хармса, которому он в юности подражал в манерах и одежде.
 
Одевался Хармс всегда необычно: клетчатый пиджак, короткие брюки, гетры, длинные клетчатые носки, желтые туфли на толстой подошве, серая большая кепка, в маленький карманчик жилета спускалась цепочка от часов, на которой висел зуб акулы, а из бокового кармана пальто выглядывала голова маленькой собачки.
 
К причудливой манере одеваться добавлялось пристрастие к странным, экстравагантным поступкам и веселым розыгрышам: он лазал на деревья и столбы, ходил по перилам балкона Ленинградского Дома книги, изображал своего вымышленного брата – бывшего приват-доцента Санкт-Петербургского университета Ивана Ивановича Хармса, разгуливал с приятелями ночью по Невскому проспекту, вырядившись под футуристов, с раскрашенными лицами, в цилиндрах и с диванными валиками под мышкой.
 
Все эти чудачества Хармса перекликаются с абсурдом и нелепицей, которыми наполнен его художественный мир, формировавшийся под влиянием футуристической, заумной поэтики В. Хлебникова, А. Крученых, А. Туфанова. Друг писателя, поэт А. Введенский говорил, что Хармс не создает искусство, а сам есть искусство.

Литературная деятельность 

Активная литературная деятельность Хармса началась в 1924 году – он познакомился с А. Туфановым, вступил в его «Орден заумников DSO», выступал с чтением своих и чужих стихов в различных залах Ленинграда.
 
В 1925 году Хармс познакомился с поэтами А. Введенским, Н. Олейниковым, философами Я. Друскиным и Л. Липавским, дружба с которыми продлилась на долгие годы. Друзья называли себя «чинарями». Слово «чинарь» придумал Александр Введенский (вероятно, от слова «чин» – в значении духовный ранг) и называл себя «Чинарь авторитет бессмыслицы», а Хармс был «чинарем-взиральником». Это было неофициальное содружество, в котором намеренно культивировалась форма бесконечного философско-эстетического и этического диалога, категорически отвергавшего спор и отстаивание своей точки зрения как единственно верной.
 
В 1927 году Хармс начал работать в детской литературе. Он писал стихи, а затем и прозу для детских журналов «Чиж» и «Еж». В этом же году Хармс вместе с А. Введенским, Н. Заболоцким, И. Бахтеревым, К. Вагиновым и др. создали ОБЭРИУ (Объединение реального искусства). По замыслу организаторов, ОБЭРИУ должно было состоять из пяти групп: литературной, изобразительной, театральной, кино и музыкальной и сконцентрировать вокруг себя основные силы ленинградского левого искусства (свое согласие на вступление в новую организацию дал К. Малевич). В журнале «Афиши Дома печати» вышла декларация ОБЭРИУ, в которой говорилось, что достоянием искусства становится конкретный предмет, очищенный от литературной и обиходной шелухи, что для искусства не обязательна «житейская» логика; о Хармсе говорилось: «Даниил Хармс – поэт и драматург, внимание которого сосредоточено не на статической фигуре, но на столкновении ряда предметов, на их взаимоотношении. В момент действия предмет принимает новые конкретные очертания, полные действительного смысла».
 
24 января 1928 года состоялся вечер «Три левых часа». В течение первого часа выступала поэтическая группа ОБЭРИУ, Хармс читал свои стихи, восседая на шкафу. Второй час заняла постановка его пьесы «Елизавета Бам», третий час – показ кинофильма «Мясорубка». Вечер имел успех у публики, но на следующий день в печати появился фельетон под названием «Ытуеребо», в котором выступление обэриутов подверглось жесткой критике.
 
Весной 1930 года ОБЭРИУ практически прекратило свое существование после выступления в общежитии студентов Ленинградского университета и отзыва о нем в прессе: «Они ненавидят борьбу, которую ведет пролетариат. Их уход от жизни, их бессмысленная поэзия, их заумное жонглерство – это протест против диктатуры пролетариата. Поэзия их поэтому контрреволюционна. Это поэзия чуждых нам людей, поэзия классового врага».
 
10 декабря 1931 года Хармса арестовали и приговорили к трем годам лагерей, но заменили их короткой ссылкой. Он избрал местом пребывания Курск и пробыл там вторую половину 1932 года вместе с так же осужденным Введенским.
 
После возвращения в Ленинград возобновились встречи чинарей, Хармс почти перестал писать стихи и перешел к прозаическим миниатюрам, продолжил работать в детских журналах, в печать вышли его произведения для детей. О выступлениях или публикациях «взрослых» произведений Хармса и его друзей не могло быть и речи.

 

Хармс открыл в русской литературе новое направление, предвосхитившее европейскую «литературу абсурда». В его произведениях, воспринимаемых обычно как юмористические, воплощена глубинная абсурдность человеческого существования; их сюжеты одновременно смешны и трагичны, часто поражают отсутствием житейской логики или равнодушием к жестокости, персонажи безличны и как будто бестелесны. По сути же поэтический мир Хармса наполнен вполне реальными предметами и явлениями. Одним из таких предметов стал его родной город, подобно писателю неоднократно менявший свое имя. Персонажи хармсовской «Комедии города Петербурга» задаются вопросом «Где я?» и слышат в ответ: в Петербурге, в Ленинграде, в Летербурге. Это прошлое, настоящее и будущее в одном пространстве.
 
По словам Хармса, ловить момент – невозможно, но можно запечатлеть момент, в который что-то произошло. Хармс запечатлел свою эпоху («такой же момент, только побольше»): прогулки по аллеям Летнего сада и Марсовому полю, «сад имени 1-ой пятилетки, бывший Таврический», отсутствие событий «на Невском проспекте, или, вернее, проспекте 25-го Октября», посещения концертных залов, пляжа Петропавловской крепости, редакции Госиздата и дежурства на его крыше, поездки в трамвае, где «все говорят друг другу "ты"», жизнь в коммунальных квартирах, очереди и пустые прилавки в магазинах, портреты петербуржцев – своих современников и предшественников.
 
23 августа 1941 года Хармс был арестован по обвинению «в проведении контрреволюционной пораженческой агитации в военный период». На допросах Хармса признали душевнобольным и отправили в психиатрическое отделение тюремной больницы при «Крестах», где он умер 2 февраля 1942 года.
 
Чудом уцелели рукописи писателя – зимой, во время блокады, из квартиры на улице Маяковского их забрал и сохранил друг Хармса, философ Я.С. Друскин. В 1960-х годах он стал по мере сил их разбирать и публиковать. На сегодняшний день подавляющее большинство рукописей Хармса сосредоточено в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки.
 
Текст подготовила Евгения Остроухова
 
Литература:
Александров А. А. Чудодей: Личность и творчество Даниила Хармса // Хармс Д. Полет в небеса. Л.: Советский писатель, 1988.
Жаккар Ж.-Ф. Даниил Хармс и конец русского авангарда. СПб., 1995.
Кобринский А. А. Даниил Хармс. М.: Молодая гвардия, 2008.
Хармс Д. И. Полное собрание сочинений в 6-ти томах // Вст. статьи и прим. В. Н. Сажина – СПб.: Академический проект, 1997–2002.

Хармс Д. И. Дней катыбр: Избранные стихотворения. Поэмы. Драматические произведения// Вст. статья и прим. М. Б. Мейлаха. М.; Кайенна: Гилея, 1999.

Новость портала agisinfo.ru

comments powered by HyperComments
11 декабря 2019 12:52